Интервью с главным детским онкологом, врачом с большой буквы, мудрым учителем, интересным собеседником об онкологии, медицине и жизни взял член Правления Содружества молодых врачей Дмитрий Булетов.

— Добрый день, Владимир Георгиевич! Для нас, молодых врачей, было бы очень познавательно и мотивирующе, если бы Вы поделились своей  историей — как вы стали врачом, рассказали бы о людях,  которые привели Вас к медицине, и про столь тернистый путь, который Вы уже прошли за 40 лет  в своей специальности.

polykov_3

Начнем с того, что я с детства увлекался самыми разнообразными делами, меня интересовали и спорт, и музыка, и языки. Но решение связать свою жизнь с медициной, было предопределено еще в школьные годы. Когда  удавалось приезжать в Москву в гости к старшему брату, который учился во втором медицинском институте, я активно разделял его интерес в выборе профессии. К моменту окончания школы меня приглашали поступать сразу в несколько институтов без экзаменов, тем не менее, я оставался при своих желаниях и идеях, и поступал в медицинский институт дважды.

Первый раз я недобрал один балл и уехал домой, работал на заводе, параллельно готовился к повторному поступлению. Во второй раз я поступил на педиатрический факультет 2-го медицинского института. Первые три курса обучения в институте прошли активно, помимо изучения медицинских дисциплин, я выступал за сборную института по волейболу, занимался боксом, играл и пел и в ансамбле, и сольно. Участвовал в художественной самодеятельности. Был членом профкома института и председателем совета «СНЗ» (студенты — народному здравоохранению), где мы организовывали студенческие выездные бригады для профилактических осмотров жителей Подмосковья. Приходилось работать и в ССО (Прим.: студенческий строительный отряд), сначала простым участником, потом врачом отряда (Красноярский край, Тюменская область), а после 5 курса главным врачом объединенного стройотряда из 400 человек (Казахстан).

Так как я — натура увлекающаяся, то с первого курса начал уже посещать кафедральные кружки, первым из них был кружок по анатомии.

Настоящий интерес к медицине проявился, когда начались занятия на клинических кафедрах. Я стал посещать кружок по детской хирургии на базе Филатовской больницы, возглавлял его в то время известный детский хирург профессор Степанов Э.А.. Была возможность делать доклады, участвовать в научных работах, ходить на дежурства, наблюдать за операциями. С третьего курса стал подрабатывать медбратом в 4 ГКБ в отделении гнойной хирургии, далее ушел работать фельдшером на неотложную помощь на Кунцевскую подстанцию, выполняя обязанности врача. В общем, все время пока я учился в институте – я находился в медицине.

— Насколько нам известно, Вы закончили ординатуру по детской оториноларингологии и решили продолжить свою работу в области детской онкологии. Каковы причины выбора продолжения своей профессиональной и научной деятельности именно в этой области?

polykov_1

Когда в институте начался цикл детской оториноларингологии, на занятиях у нас была возможность самостоятельно провести хирургическое вмешательство, т.е. дали в руки инструменты и доверили проведение операций, будучи еще студентом. То, что давали делать своими руками, вроде и мелочь, но она меня и склонила в свою сторону. Поэтому кроме кружка по детской хирургии, я параллельно стал активно посещать кружок по детской оториноларингологии. И на момент окончания института  профессор Щербатов И.И.  (Прим.: Основатель первой кафедры детской оториноларингологии в России), пригласил на кафедру в ординатуру.

В ординатуре я учился на двух базах. Сначала это была Филатовская больница, а после разделения баз, остальное время обучения прошло в Морозовской больнице. На втором году ординатуры в Морозовской больнице мы были консультантами, нас вызывали в различные отделения. Однажды меня вызвали в отделение онкологии к ребенку с носовым кровотечением, у которого была эстезионейробластома (Прим.: злокачественная опухоль, развивающаяся из клеток обонятельного нейроэпителия). Во время обучения в институте у нас не было такой дисциплины, как онкология.  И уже на момент окончания двух лет обучения в ординатуре я открыл для себя, что есть такой интереснейший фрагмент в медицине, как онкология.

Заведовал отделением детской онкологии профессор Дурнов Лев Абрамович. В последующем он меня пригласил приходить в отделение на обходы и клинические разборы. Также год окончания моей ординатуры совпал с годом открытия Онкологического Научного Центра, где первые детские отделения открывались под руководством Дурнова Л.А. как основоположника детской онкологии. Меня пригласили в открывавшееся отделение детской онкологии. Я работал как детский онколог и хирург, участвовал в ведении больных с различной патологией, в том числе и больных со злокачественными новообразованиями головы и шеи.

Так сложилось, что до меня в стране никто и никогда не занимался злокачественными опухолями головы и шеи вообще. Когда в онкологическом центре было решено создать институт детской онкологии, одним из отделений в нем стало отделение опухолей головы и шеи, которое мне предложили возглавить. Чем я и занимаюсь по настоящее время.

— Вы столько ступеней карьерного роста прошли, и в онкологии уже порядка 40 лет, хотя в детской онкологии работать тяжело как морально, так и физически. За все время не появлялось разочарования в выбранной специальности? Откуда Вы черпаете силы и желание продолжать свою деятельность?

polykov_5

Да, я прошел достаточно тернистый путь от врача-педиатра, младшего научного сотрудника,  старшего научного сотрудника, ведущего научного сотрудника, до заведующего отделением, заместителя директора института. Кроме заведования отделением удается совмещать практическую и научную деятельность. Как все удается совмещать — сам не понимаю. (Прим.: Владимир Георгиевич – является главным детским онкологом МЗ РФ, президентом ООО «Российское общество детских онкологов»,  членом объединенного Совета  ФГБУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАН, членом докторского Совета ФГБУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАН,  заместителем председателя Ученого Совета НИИ ДОГ, членом экспертной комиссии ФГБУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАН, членом международной ассоциации детских онкологов (SIOP) и международной ассоциации детских онкологов-хирургов (IPSO), членом  наблюдательного совета программы «Равное право на жизнь», многие годы был главным редактором журналов «Детская онкология», сейчас главный редактор журнала «Онкопедиатрия», член редколлегии журналов «Вестник онкологии РОНЦ», «Детская хирургия», «Тиреоидология», «Опухоли головы и шеи», «Сопроводительная терапия в онкологии».

Периодами бывают моменты, когда устаешь на работе, больше эмоционально, чем физически. И приходит мысль, что можно было пойти по более легкому пути в этой жизни, например, жизнь детского оториноларинголога по некоторым аспектам проще жизни детского онколога – при правильно подобранной тактике обследования и лечения пациент «благодарнее» отвечает на лечение, и быстрее идет на поправку, в онкологии не всегда это удается. А когда долго живешь, и пропускаешь через себя огромное количество эмоций, чаще негативных, то конечно задумываешься о продолжении своей деятельности в данной специальности.

Если смотреть не с психологической стороны, а социальной – детским онкологам, больным детям и родителям приходится сталкиваться со множеством проблем в борьбе с болезнью. В педиатрии – эту проблему можно охарактеризовать, как низкая настороженность, поздняя диагностика и запущенность, т.е. больные поступают на 3-4 стадиях заболевания. Также еще одна проблема, с которой мы столкнулись в нашей стране – импортозамещение лекарственных препаратов или дефицит бюджета лекарственных средств.  Но когда-нибудь мы придем к тому, что будут наши отечественные препараты, не потому что не хватает денег на закупку зарубежных препаратов, а потому что они такого же уровня и качества.

Нужно стремиться к тому, что если уж посвятил себя медицине – то быть патриотом. Безусловно, хочется все и сразу, но, чтобы получить бесценный опыт, стоит пройти столь сложный путь. Мне всегда хотелось развиваться, получать новые знания, что может и служило вдохновением и добавляло новых сил, чтобы идти дальше.

 

— Насколько нам известно,  Вы проходили стажировки за рубежом, послужило ли для Вас это новым глотком знаний и свежими силами для роста и развития? Приветствуете ли Вы, участие в образовательных поездках молодых специалистов?

Безусловно, уровень медицины в то время был низкий. Что касается детской онкологии, даже можно оценить, что мы находились в зачатках. Поэтому поездки для меня были, как грандиозный вклад в знания и опыт. Первые поездки на стажировку была в социалистические страны Польша, ГДР,  потом в США в штат Калифорния (Children Hospital of Los Angeles), потом – во Францию, в Париж (Gustave Roussy Institut of Onkology). Я, кроме знаний, с собой привез большое количество литературы, протоколы лечения. Конечно, и в настоящее время, хоть наш уровень знаний не отстает от зарубежного, обязательно нужно посещать конференции, стажировки, нельзя вариться в одном отделении/учреждении. И неотъемлемой частью образования, проведенного с пользой, является знание иностранного языка, хоть и есть понятие, что у операционного стола  «хирург учится глазами», на конференциях это совсем не так. Даже на базе нашего Центра, мы стараемся молодых специалистов и ординаторов отправить на некоторое время на обучение за рубеж, как только появляется такая возможность.

— Владимир Георгиевич, каковы будут Ваши пожелания и напутствия будущим детским онкологам?

Много читать, ориентироваться в современной литературе, сейчас перед Вами большие возможности. Да, это очень сложная профессия, в ней есть все, в процессе диагностики и лечения приходится затрагивать различные аспекты педиатрии, поэтому врач должен обладать многопрофильными знаниями. Должен готовить себя к тяжелой жизни как физически, так и морально. Если ты чего-то хочешь добиться, этим нужно заниматься!

О медицине с проф. В.Г. Поляковым

Post navigation


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top